Будущее Молдовы: полицейское государство и парламент в виде загона для овец

04.04.2017

Если политики заводят разговор о неприкосновенности, то с очень высокой степенью уверенности можно говорить, что в обществе возникла неблагополучная обстановка.

Иммунитет от «охоты на ведьм»

В далекой от Молдовы стране, США, бывший советник президента по национальной безопасности Майкл Флинн через своих адвокатов обратился к комитету конгресса с предложением. Он готов дать показания законодателям, расследующим возможные связи Дональда Трампа с Москвой, при условии, что ему будет предоставлен иммунитет.

Адвокаты Флинна пояснили: «Генералу определённо есть что рассказать, и он хочет поведать эту историю, если позволят обстоятельства». Однако «обстоятельства», сложившиеся сегодня в США, к этому не располагают, потому что: «Ни один разумный человек… не станет давать показаний в этой чрезвычайно политизированной обстановке, где практикуется охота на ведьм, без гарантий, что он не подвергнется несправедливому уголовному преследованию».

Кто следит за ситуацией в США, понимает, что в стране действительно неблагополучная атмосфера, и выражение «охота на ведьм» вовсе не образное высказывание или преувеличение. Именно «обстановка» побуждаЕт Флинна требовать неприкосновенности.

Молдова превращается в «полицейское государство»

В Молдове «чрезвычайные условия» возникли уже давно. О том, что государственные институты захвачены бизнес-группировкой ДПМ, писалИ и генсек Совета Европы, и влиятельные зарубежные СМИ. Давно говорят об этом политологи и оппозиция, и даже вновь избранный президент Игорь Додон. Нарушения прав человека, захват прокуратуры, судов, спецслужб, гонения на  оппонентов и правозащитников, информационное давление и третирование политиков, критикующих власть, стали для всех неоспоримым фактом. Особое беспокойство вызывают процессы по громким делам. Судебные разбирательства проходят непрозрачно, с многочисленными нарушениями. О том, что закрытость в резонансных делах неприемлема, а практика не является адекватной, прямо говорят и чиновники ЕС.

В такой обстановке единственное, что хоть как-то гарантирует свободу политических высказываний остается депутатская неприкосновенность и президентский иммунитет. И вот молдавские депутаты, объединенные с помощью угроз и подкупа в так называемое «большинство», проголосовали в первом чтении за закон, отменяющий неприкосновенность для парламентариев. А председатель парламента намекнул президенту, что и его иммунитет может быть отменен и главе государства грозит отставка.

В условиях, когда решения в судах принимаются не в соответствии с законом, а за взятки и по указанию политических боссов, а органы прокуратуры, полиции и другие силовые структуры не являются независимыми, отмена депутатского иммунитета стала новым шагом  по превращению Молдовы в «полицейское государство» и установлению тоталитарного режима.

Оппозиция без иммунитета

Безусловно, отмена депутатского иммунитета воспринимается негативно в первую очередь оппозиционными силами.

И это неудивительно. Если посмотреть на историю молдавского парламентаризма, то мы обнаружим, что большинство законодательного органа лишало иммунитета только оппозиционных депутатов. Например, эта мера была применена к  Юрию Рошке, Штефану Секэряну, Владу Кубрякову, Валентину Килату и другим, находившимся в тот момент в оппозиции к правящей ПКРМ.

Конечно, отдельно стоит рассматривать историю лишения депутатской неприкосновенности бывшего лидера ЛДПМ Влада Филата. Но и в его случае можно говорить об элементах политической расправы, так как по той же причине можно было бы лишить неприкосновенности очень многих депутатов парламента и арестовать почти всех лидеров проевропейских альянсов, а также премьеров, принимавших тайные решения о выделении банкам группы «ВЕМ» 14 миллиардов лей.

Совершенно очевидно, что если бы не существовала депутатская неприкосновенность, то некоторые парламентарии вряд ли рассказали бы о том, как их коллег по фракции обрабатывали в течение года рейдеры из ДПМ: что одних шантажировали, а другим предлагали деньги, должности и всякого рода индульгенции в бизнесе, гарантию от возможных преследований в будущем.

Думаете, раскрывали бы народные избранники всякого рода преступные схемы обогащения чиновников и их политических начальников? Боролись бы со взяточничеством, подкупом, политическим рейдерством и откровенным воровством некоторые местные советники в провинции, если бы их не поддерживали в свою очередь депутаты парламента? Ответы на эти вопросы известны.

Более того, уже теперь депутаты в кулуарах говорят, что обстановка сложилась серьезная. Некоторые имена парламентарии называть остерегаются. Они, как и все общество, видят, что власть ведет себя все более нагло, устраивая вопиющие, показательные расправы над неугодными, как в случае примара Бессарабки Валентина Чимпоеша.

Все это происходит в ситуации, когда существуют партийные организации, есть коллективы, которые могут заступиться в тех случаях, когда полиция и прокуроры злоупотребляют своими полномочиями. А что будет, если власть введет одномандатную систему формирования парламента и депутаты останутся одни на один с захваченным государством и складывающейся тоталитарной системой?

Цена вопроса

Некоторые оппозиционные политики, в частности, Владимир Воронин и Ренато Усатый, прямо указывают на связь между инициативой ДПМ лишить депутатов неприкосновенности с введением выборов по одномандатным округам.

Очевидно, что если депутат будет избран по одномандатному округу и у него будет отсутствовать иммунитет от преследований за политические высказывания и разоблачения, а, кроме того, будет создан механизм отзыва народного избранника, то такой человек будет очень уязвимым и покладистым.

А это значит, что когда возникнет необходимость создавать  парламентские группы или голосовать за назначение правительства, другие выгодные «денежным мешкам» из ДПМ решения, то «стоимость» такого депутата будет значительно ниже.

То есть нынешняя власть вводит одномандатную систему и отменяет неприкосновенность не только с целью самосохранения и дальнейшего контроля государства, но и в чисто меркантильных целях. Хочется «сэкономить» на народных избранниках. Вместо «пряника» в обработке несогласных будут использовать только «кнут» — компромат, шантаж, запугивание. В арсенале власти — органы прокуратуры, МВД, спецслужбы, суды, словом, вся правовая система. Поэтому у несогласных фактически будет выбор: либо сотрудничать с режимом, либо попасть под каток силового преследования. Так парламент превратится в загон для овец.  

Скрытые цели 

Почему ситуацию с лишением депутатов неприкосновенности нужно рассматривать именно под таким углом и почему данный подход является единственно верным и адекватным в нынешних условиях?

Повторюсь, существует политическое преследование оппонентов ДПМ. И у депутатов должна быть гарантия того, что силовые структуры не смогут оказывать на них давление, возбуждать уголовные дела и задерживать народных избранников из-за их политической позиции или разоблачения злоупотреблений властей.

Во-вторых, депутатский иммунитет – это общеевропейская практика. А в странах Европы куда больше порядка в судебной системе, при возбуждении уголовных дел и  расследовании. Есть еще политические традиции. И все же они не отказываются от иммунитета для законодателей. Понимают, что в этом есть особый смысл.

Если правящий альянс поет мантры о европейских ценностях, то почему он действует избирательно?  Единственный ответ на этот вопрос – у власти существуют скрытые цели. Что они собой представляют – сказано выше.

В-третьих, на самом деле важен не сам депутатский иммунитет, а четкий юридический механизм привлечения законодателя или любого другого высокого должностного лица к ответственности в случае нарушения им законов, взяточничества, преследования корыстных, бизнес – интересов, не соблюдения этических норм и пр. Случай с тем же Владом Филатом показал, что при желании и наличии неопровержимых доказательств виновности депутата и при действующих законах любого можно призвать к ответу.

По приказу политического кормчего

В-четвертых, в стремлении властей отменить депутатский иммунитет мы видим элементы спекуляций. Те же самые бывшие депутаты, скажем, от ПКРМ, когда они еще не покинули свою фракцию, имели на данную проблему иной взгляд. Теперь, когда они изменили мандату, полученному от избирателей, и влились во фракцию ДПМ, их взгляды резко изменились. И эта группа лиц голосует за норму, выгодную их политическому кормчему.

Та же трансформация наблюдается и у председателя Конституционного суда Александра Тэнасе.  

Так, ранее Александр Тэнасе неоднократно высказывался против отмены депутатской неприкосновенности. А в 2011 году он выступил с особым мнением, утверждая, что отмена парламентского иммунитета может означать ограничение демократии, так как будет направлена исключительно против оппозиции. Тогда Тэнасе объяснял, что депутатский иммунитет «следует рассматривать в основном как конституционный правовой институт, целью которого является защита парламентария от возможных репрессивных и произвольных мер политической власти, способных ущемить его независимость».

Уже в наши дни КС и его председатель занимают прямо противоположную позицию. Очевиден сговор высших должностных лиц и олигархических элементов с определенной целью — уничтожение или ослабление политических оппонентов и тотальный контроль над государственными институтами.

Новое доказательство фальсификации выборов в парламент

Однако и это еще не все из того, что побуждает разумную часть общества отвергнуть изменения Конституции, предложенные так называемым парламентским большинством.

Кроме того, что само это «большинство» сформировано сомнительным образом, появились новые обстоятельства, требующие как минимум приостановки деятельности нынешнего парламента.

31 марта НБС, наконец, объявило результаты переписи населения, проведенной в 2014 году.

По данным переписи, в марте 2014 года общая численность населения Молдовы (без Приднестровья) составила 2,9 миллиона  человек. Если иметь в виду, что четвертая часть этого количества по возрасту не могла участвовать в выборах, а также что порядка 700 000 молдаван находятся за рубежом и не принимают участия в голосовании, то мы получаем неопровержимые доказательства фальсификации выборов в парламент. По данным же ЦИК к избирательным урнам должны были прийти 2,8 миллиона граждан. Однако, как мы видим, в соответствии с официальной информацией это фактически невозможно.

В такой ситуации генпрокурор просто обязан возбудить уголовное дело по факту фальсификации выборов.

Конечно, если он служит закону и народу.

Опять Филип

Но масштаб преступления таков, что задержание до выяснения обстоятельств дела всех членов ЦИК, ответственных за проведение выборов, а также руководства ГП «Режистру» и иинистерства информационных технологий и связи (тогда им руководил нынешний премьер Павел Филип) выглядит совершенно естественным шагом.

До установления истинной картины мошенничества с голосами избирателей, возможно, должен принять меры и КС,  приостановив решение о признании итогов выборов в парламент 2014 года законными.

Но больше всех заинтересованы в прояснении всех обстоятельств дела сами нынешние депутаты парламента, потому что данные НБС поставили под сомнение мандат каждого из народных избранников и общие результаты, представленные ЦИК народу и утвержденные КС.

Если фальсификация выборов до лампады?

Если НБС ручается за результаты переписи — депутаты (например, оппозиция) могут обратиться с запросом в генпрокуратуру об инициировании официального расследования по факту фальсификации списков избирателей и результатов выборов.

Конечно, может быть и так, что никто из депутатов не обеспокоится тем, что при реальном числе избирателей в 2,1 миллиона человек ЦИК включила в списки 2,8 миллиона.

Но если депутатам явная фальсификация выборов будет до лампады, то парламентская неприкосновенность, скорее всего, им тоже ни к чему.

Сергей ТКАЧ

Источник: vedomosti.md